Парцелляция как синтаксическое средство выразительности

«И может, именно любви я и хотел научить отцов — хотя я ничему не хотел учить. Любви к земле, потому что легко любить курорт, а дикое половодье, майские снегопады и речные буреломы любить трудно. Любви к людям, потому что легко любить литературу, а тех, кого ты встречаешь на обоих берегах реки, любить трудно…». (

Алексей Иванов, «Географ глобус пропил».

Рассматриваемый в сегодняшнем уроке синтаксический прием — практически безошибочный маркер современных литературных произведений, и не исключительно русскоязычных.

Парцелляция — это разделение целостного текста на обособленные фрагменты, связанные и пунктуацией, и интонацией.

Принятое в нашем языке название термина восходит к французскому parceller, что в переводе на русский означает дробить на части, разделять, а французский глагол — к латинскому particula (частица).

Парцелляцию нельзя назвать тропом — в ней нет иносказания, переносного значения слов, как например, в том же олицетворении или метафоре. Это фигура речи — приём её синтаксической организации: всё, что требуется, писатель передает с помощью особого синтаксического построения текста.

Причины возникновения парцелляции

Что такое парцелляция в русском языке как явление, как и зачем она возникла, можно понять, если попробовать провести мини-исследование и ответить на следующие вопросы: когда этот прием появился в художественном тексте? И как был реализован?

В древнерусской литературе (в период с XI по XVII век) мы вряд ли найдем примеры парцелляции в криптурных, литургических, вероучительных, канонико-юридических и научных памятниках. Но остаются мемориальные, проповеднические, житийные, бытовые.

Что касается мемориальных — в летописях и хронографах, описаниях исторических событий, в той же «Повести временных лет» и «Слове о полку Игореве» такой прием, как парцелляция, что логично, не использовался. Но к мемориальным источникам относятся также описания путешествий и паломничеств, написанные от первого лица. Здесь заметнее авторское, личное начало — и парцелляция появляется!

В качестве примера рассмотрим произведение «Хождение за три моря», созданное путешественником Афанасием Никитиным (1475 г.) в современном переводе, сделанном Л.С.Семеновым с сохранением синтаксических конструкций текста:

«Продал я своего жеребца в Бидаре. Издержал на него шестьдесят восемь фунтов. Кормил его год.»

«И в том Трабзоне субаши и паши много зла мне причинили. Добро моё всё велели принести к себе в крепость, на гору. Да обыскали всё. И что было мелочи хорошей — всё выграбили.»

  • В первой цитате странник явно жалеет о проданном коне — ведь его содержание так дорого ему обошлось!
  • Во второй — досадует на начальника охраны города и наместника султана. Обыскали, заодно ограбили…

Следующим примером может служить проповедническо-бытовой памятник — «Моление Даниила Заточника» (примерное время написания в период с 1213 по 1236 г.). Даниил взывает к милосердию князя Ярослава Всеволодовича, устав «от нищеты этой» (ну, попал человек в трудную финансовую ситуацию). И презентует себя как человека мудрого, то есть полезного князю.

«Я, господине, хоть одеянием и скуден, но разумом обилен. Юн возраст имею, а стар смысл во мне. Мыслию бы парил, как орёл в воздухе.»

Рассмотрим также житийный памятник-автобиографию, написанный протопопом Аввакумом в 1627:

«Я же прямо-таки, что собака, так и ем. Не умывался ведь. Да и кланяться не смог. Лишь на крест Христов погляжу да помолитвую.»

«Так вот, привели ко мне баб бешеных. Я, по обычаю, сам постился и им не давал есть. Молебствовал и маслом мазал. И, как знаю, действовал.»

И в завершение, переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским (1-е послание Курбского Грозному, 1564 г).

«Какого только зла и каких говений от тебя не претерпел! И каких бед и напастей на меня не обрушил! И каких грехов и измен не возвел на меня!»

Все приведённые примеры — это парцелляция. Мы видим, что во всех цитатах дробление предложения на более короткие отрезки делает текст значительно экспрессивнее, даёт ему максимальное эмоциональное наполнение.

Таким образом, вживаясь в образы проиллюстрированных персонажей мы можем прийти к выводу, что причина использования данного приёма разнится в зависимости от ситуации и сюжета. Используя парцелляцию, авторы смогли:

  • обратить наше внимание на те или иные факты их повествования;
  • усилить эмоциональное воздействие на нас, как на читателей;
  • обнажить те или иные контрасты сюжета;
  • акцентировать внимание на длительности действия во времени.

Во всех отрывках на первый план выступает автор и его «я». Приходит понимание, что произведение не коллективное и не анонимное, автор — определённая личность, готовая отвечать за своё высказывание.

Структура и преследуемые цели

Парцелляция в литературе состоит из базовой (основной) фразы, содержащей главную мысль высказывания, и парцеллята (или нескольких).

Парцелляты — это отчленённые с помощью интонации и пунктуации части фразы.

Графически парцеллят выглядит самостоятельным предложением — но чаще всего неполным. И синтаксически и грамматически он зависит от базовой фразы, от контекста, а без них может быть непонятен.

«Торговка плутоватая, кощунница бесовская.»

О ком говорит Даниил Заточник? О встреченной на улице женщине? О жене князя? О собственной жене? Без базы «Что такое жена злая?» смысл парцеллята неясен.

Деление фразы на пунктуационно самостоятельные части требуется, чтобы выделить дополнительные смыслы высказывания. Практически все примеры парцелляции в русском языке — это способ автора не просто обратить наше внимание на некую деталь или оттенок смысла, но и зафиксировать его на них.

Вот так смешно на современный взгляд, конечно, впечатлился поэт Василий Тредиаковский в 1726 или 1727 грозой в Гааге:

«С одной страны гром, С другой страны гром, Смутно в воздухе! Ужасно в ухе!»

А ведь выразительно: громыхает гром, хлещет такой ливень, что ничего не видно («смутно»), да еще и в ухе… то есть в ушах звенит от всего этого шума!

По мнению российского лингвиста А.П. Сковородникова, исследовавшего явление парцелляции, она может выполнять в тексте 4 функции.

Изобразительная

Если бы это было кино, получился бы эффект «слоу мо», а то и стоп-кадр. Парцелляция способна замедлить действие, притянуть наше внимание к небольшим деталькам, сделать их контрастными, разделить части конструкции с помощью смысловой паузы, выделить значимые стороны образов.

Эмоционально-выразительная

Парцелляция передает разнообразные нюансы душевных движений лирических героев. Вычлененные части конструкции раскрывают тонкие оттенки их эмоционального состояния.

Характерологическая

Это имитация внутренней или отрывистой разговорной речи. Как правило, она характеризует неуверенное, взвинченное или иное эмоциональное состояние персонажа.

Экспрессивно-грамматическая

Составные части предложения состоят в особых грамматических отношениях. Может использоваться авторская пунктуация.

Примеры парцелляции в литературе

Примеры парцелляции из художественной литературы, прозы и поэзии современных авторов показывают, что сегодня используются все её функции.

  1. Изобразительная:

«Зашел в подворотню, гляжу — и глазам не верю: Ять, дети! В глухую пору, в три часа… черт разберет! Маленькие, в тряпье, в лоскутьях, — играют без единого звука...» Дмитрий Быков, «Орфография».

  1. Эмоционально-выразительная:

«У тебя есть пульт от меня. Все кнопки.» Вера Полозкова, «У тебя есть пульт...».

  1. Характерологическая:

« — Здесь народу собирается — тьма! Мендесихина родня. Вон Георгий приехал, он всегда первый...». Людмила Улицкая, «Медея и ее дети».

  1. Экспрессивно-грамматическая:

«Вы помните, конечно, эти немолчные хоры на районных конкурсах школьных коллективов? Если нет, я напомню. Выстроились на сцене двумя длинными рядами. Одежда парадная: белый верх — черный низ. Зажеванные уголки красных галстуков с утра тщательно отпарены плюющимся утюгом…».  Дина Рубина, «На солнечной стороне улицы»

Вы уже голосовали!
Правила русского языка
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии